Вы находитесь здесь: Главная > Жизнь Звезд > Величавый дизайнер Александр Маккуин

Величавый дизайнер Александр Маккуин

Величавый дизайнер Александр Маккуин

Великий дизайнер Александр Маккуин
Величавый дизайнер Александр Маккуин, при жизни общепризнанный сотрудниками и критиками гением, наилучшим в собственном поколении. Уходя, он не стал прощаться.

Ответ на вопрос «Почему?», почему удачный, профессиональный, окруженный друзьями и по-настоящему почетаемый сотрудниками человек решает разорвать с жизнью, своими руками затянув на шейке петлю, сразу лежит на поверхности и не известен никому. Никто не может знать, что творилось в душе 40-летнего Ли Маккуина (таково 1-ое, «домашнее» имя дизайнера), из жизни которого одна за другой навечно ушли три самые близкие дамы. В 2007-м он растерял свою подругу, музу, даму, которая в один прекрасный момент поверила в него как в реального художника, Изабеллу Блоу. Тогда он просто уехал в Индию, бросив все, ушел в себя на месяц, а возвратившись, представил миру коллекцию «Женщина, которая жила на дереве». Оказалось, это все, что он был в состоянии сделать для нее сейчас. Годом ранее ушла тетя Долли.

Это имя понятно только узенькому кругу друзей величавого дизайнера Александра Маккуина, но для него его носительница значила очень почти все. Малая дама, не пропустившая ни 1-го показа Ли. А Два февраля 2010-го не стало его обожаемой мамы Джойс Маккуин. Со денька погибели Маккуина Одиннадцать февраля только ленивый не цитировал интервью мамы с отпрыском, датированное Две тыщи четыре годом, для одной из ведущих английских газет. «Чего ты боишься больше всего на свете? Умереть ранее тебя. Спасибо, сынок. Чем больше всего гордишься? Тобой». Эти слова вспоминают журналисты, друзья вспоминают другое: «Он обожал приходить к маме и пить совместно с ней чай с печеньем, сидя на софе». Теряя близких, обычно отыскивают поддержки у возлюбленных. Но человек, которого обожал Ли Маккуин, оставил его за полгода до погибели мамы.


Постоять за себя

3-х летним мальчиком он отрисовывал на обоях куколок в бальных нарядах. Отпрыск таксиста, младший из шестерых малышей, родившийся в одном из рабочих районов Восточного Лондона. Электрик, машинист, в наилучшем случае таксист вот перспективы, что ждали его. Учеба в местной школе для мальчишек с ее ожесточенными порядками не могла поменять их к наилучшему. Единственно полезным было то, что и позднее помогало величавому дизайнеру Александру Маккуину выстоять: «Главное правило таково: всегда будь готов принять бой…Ты должен уметь постоять за себя. И даже если ты не выиграл, ты все таки играл!» Оставив школу, он перепробовал огромное количество работ: от рассыльного на таможне до торговца в театральном книжном магазине. Пока в один прекрасный момент мама Александра не увидела документальный кинофильм о мужских портных и вспомнила о детских рисунках на стенке. В мужских ателье на Savile Rou как раз набирали учеников. Тут, в мастерских, где шили костюмчики i для Миши Горбачева и царевича Уэльского, изо денька в денек в течение 3-х лет занимаясь пошивом пиджаков и брюк, он научился самому главному конструкции, крою и почтению к ремеслу. «Это был хороший тренинг. С того времени я люблю ремесло и считаю, что в нашем деле нет ничего важнее. В моих коллекциях, пусть даже это pret-a-porter, все изготовлено вручную. Вот поэтому они так похожи на Haute Couture».


Позже был Милан
. «Мне хотелось узреть, как работают в моде по-настоящему. Узреть и поучиться». Учителем стал Ромео Джильи, которого Маккуин, вопреки воззрению большинства, считал фаворитом посреди дизайнеров начала 80-х. Потом именитый Central Saint Martins College of Art and Design, куда Маккуин, по слухам, еще до поступления пришел со смелым предложением себя в качестве педагога. Его дипломная коллекция была куплена полностью и сходу после показа за 5 тыщ фунтов стерлингов. Конкретно такую сумму получила в наследие от отца, сумасбродного аристократа-миллионера, эксцентричный редактор английского журнальчика Tattler Изабелла Блоу.


Пробуждая чувства

Владеющая идеальным вкусом и колоссальным авторитетом в области моды Изабелла всем и каждому говорила о том, что величавому дизайнеру Александру Маккуину предначертано быть самым пользующимся популярностью дизайнером XXI века. Ее опека не ограничивалась только экзальтированными восклицаниями. Скоро Маккуин переехал в заброшенный дом на Belgrava Square, который Блоу отыскала для него и его друга Филиппа Трейси. Тут началась история марки Alexander McQueen. 1-ые показы вызвали эффект разорвавшейся бомбы. Это были незабвенные фееричные постановки, воссоздававшие на подие целые миры. «Когда я делаю коллекцию, в моей голове уже есть история… Я вижу все, прямо до мейкапа, антураж и, очевидно, музыку. Хоть какой экскурс в историю впечатляет, а мода должна впечатлять!» После первого же сезона все стремились попасть на его шоу. «Люди, которые никогда не интересовались модой, заполняли галерку, как на рок-концертах», писали газеты. «Нигилизм», «Птицы», «Вперед в тропические заросли» удачные коллекции следовали одна за другой. И скоро сенсационная новость: ограниченный буржуазный Дом Givenchy знак французской элегантности отдается в руки этого «взбесившегося панка», на показах которого по подию разъезжали авто, шел дождик, боты распрыскивали краску из пульверизаторов на платьица манекенщиц, а в качестве отделки использовалась мертвая саранча.


Его 1-ое дефиле
для дома Givenchy было встречено французской прессой жестко. Маккуин не последовал обычным для таких случаев методом, копируя стиль Givenchy, а предложил собственное видение. И оно не имело ничего общего с образом Одри Хепберн, олицетворявшей для большинства стиль Дома. Он рискнул и не ошибся. Очень скоро в Givenchy выстроилась очередь из клиенток, ранее предпочитавших других дизайнеров, скептикам пришлось замолкнуть.

В тот период он два раза становится дизайнером года в Британии, устраивает блестящее шоу в столичном метро, заставившее публику в бриллиантах от Carder в первый раз в жизни спуститься в подземку. «Я стремился показать им то, что они совершенно не желали созидать: голод, кровь, бедность, признавался Маккуин. Смотришь на всю эту фешн-тусовку в черных очках и понимаешь, что они понятия не имеют о происходящем в мире. Пусть они испытывают ненависть и омерзение—меня это полностью устраивает. Буду знать, что хоть какие-то чувства в их пробудил». После неминуемого расставания с Givenchy талант Маккуина только обрел новейшую силу.


Он гласил с миром
своими коллекциями. Его платьица орали о голоде и миллионах смертей в Африке, о неспешной смерти планетки, что была ему домом, о равнодушии, в каком идиентично погрязли все и богатые и бедные. Но престижные критики, клиентки, мещанины по большей части лицезрели только туфли необычной формы, неширокую талию, узоры и очень непростой, неосуществимый для тиражирования крой. «Мыслит как бес, но кроит как ангел», писали о нем.

Неземная краса его платьев-полотен, шоу, каждое из которых, как погружение с аквалангом в глубины океана (любимое занятие дизайнера), непростой крой и обыкновенные, понятные всем, кто готов услышать, мысли все, что осталось нам от Александра Маккуина. «Я буду счастлив, только когда перестану заниматься модой», в один прекрасный момент произнес Ли…

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.